Философия бытия

 Станислав Кравченко

 

В отличие от множества новых «наук» философия не пытается ответить на все вопросы. Как наука наук она безоговорочно подчинена научным методам формирования высказываний и ставит своей целью не поиск умозрительных конструкций на модный вопрос, а формирование научно обоснованного образа действительности, в котором, возможно, будет получен ответ и на него. Как и любого, действительно научного, направления, развитие философии предопределяется в основном двумя факторами:

- скоростью накопления научно подтвержденного фактического материала;

- скоростью его философского обобщения и осмысления.

В силу своего статусного положения для философии является не целесообразным, а, при настоящем уровне развития, и не возможным иметь свою собственную опытно-экспериментальную базу. Потому частные научные направления всегда имеют первенство как в получении результатов, так и в их осмыслении и формировании на их основе общественной системы понятий. Глубина и сложность этих понятий, сформированных узкоспециальными направлениями, представляет определенную сложность для усвоения философией именно в силу их первичного неизбежного узкоспециального формирования и множественности этих специализаций. Это дает повод многим узким специалистам достаточно пренебрежительно относиться к философам, сующим свой нос куда не приглашали, и к философии, как научному направлению, не находящемуся на острие научного поиска.

Поэтому единственным и фундаментальным преимуществом философского взгляда является широта охвата и глубина осмысления вопросов. Предопределяемое разделением научного труда неизбежное отставание в исследовании новых фактов философия с лихвой компенсирует фундаментальностью своих оснований. Здоровый консерватизм философии нивелирует значительную долю частнонаучных «заскоков», неизбежных в исследовании нового.

Вместе с тем именно фундаментальность философских оснований, философское видение всей неполноты наших знаний не позволяет философии пойти на поводу тех, кто приписывает ей и некоторым другим научным направлениям функции Перста Указующего и направляющего развитие науки и безусловно приветствовать свободу мнений и высказываний. Новое - всегда отрицание старого и не может быть мнением большинства. Неполнота текущих знаний исключает однозначность прогнозов развития науки и предполагает некоторый «броуновский» этап в осмыслении действительности и правом всех гипотез на «естественное» научное выживание. Вместе с тем поддержка плюрализма мысли не означает безразличие или отсутствие мнения. Но научные вопросы могут разрешаться только научными методами.

С этих позиций философия подходит к любому частнонаучному воззрению или гипотезе.

Процесс познания есть процесс формирования в сознании с дальнейшим переносом в общественную систему понятий специфических образов реальности, то есть таких стабильных понятийных структур, которые остаются в нашем сознании при взаимодействии с миром, что подтверждается в каждом акте нашего существования или в данном качестве подразумевается, и которые могут быть описаны на основе системы понятий, адекватной образам, и описание которых могут быть использованы в качестве законов-орудий, знаний. Сама необходимость процесса познания заведомо предопределяет вторичность сознания по отношению к действительности. Суть этого процесса есть наложение некоторой схемы, образа, когнитивной модели развития ситуации, то есть возможного воздействия со стороны потока контекстных феноменов, на поток образов, формируемых на основе реакций сигнальной системы на внешние воздействия. В результате происходит постоянный процесс актуализации и коррекции схемы в зависимости от ситуации, что мы и воспринимаем как субъективное ощущение осознания происходящего и наличия мира, как неотъемлемой части этого единого процесса. Это говорит, во-первых, о наличии реальной действительности вне сознания, как объекта исследования, проявляющей себя локальными событийными множествами, являющимися источниками сенсорных сигналов, во-вторых, о наличности некоторых черт общности-подобия в этом сигнальном потоке. Система философских понятий не является произвольной аксиоматикой, «высосанной из пальца», а есть результат многовекового изучения окружающего мира и обобщения подмеченных общих его черт.

Такое понимание процесса познания и формирует философское понимание истины. Только сам объект исследования имеет критерий истины в любом исследовании, независимо от варианта исследования, условий, аппаратуры, исследователя, языка, системы понятий, в том числе и при полном отсутствии оных, и истинен конкретно, по своему. Никаким аппаратурно-гипотезным ухищрением невозможно изменение (переиначивание) событийных последовательностей никакого объекта исследования.

Следствием является значение эксперимента в науке, как критерия соответствия.

А вот процесс составления утверждения о материальном объекте и есть процесс его познания, который и является функцией и места, и времени, и аппаратуры, и господствующей на данном этапе в данной общественной формации системы понятий, языка, и, прежде всего, сознания испытателя, его образов. Любое же утверждение, сиречь знание, проверенное, не проверенное, авторитетное или дилетантское, устное или письменное, есть всего лишь слово и имеет значение лишь в ряду других на основе принятой системы понятий и верно на столько, на сколько детально оно описывает множество событий, связанных с объектом исследования.

Сама возможность познания опирается на имеющий место в реальном многообразии принцип подобия, похожести. Любая локальная последовательность событий не является строго хаотической, неповторяющейся, иррациональной. Именно событийная повторяемость формирует повторяемость сигнальную, что и дает возможность сформирования их образов и позволяет формулировать утверждения об их закономерностях.

Философ, решая свои собственные научные задачи, всегда решает задачи всеобщего характера. Строя теорию он может, и это всегда происходит в реальности, использовать такие понятия, которые берут на себя функцию законов предельной общности.

Методологически выполнены все предварительные условия для того что бы перейти к самой процедуре определения и выявления всеобщих свойств, отвечающих за саму возможность мира быть наличествовать, а так же за его познаваемость.

Ответ, который мы хотим получить должен соответствовать критерию проверяемого определения сущности феномена устройства мира. Подчеркнем, что основа всего не должна быть некой самостоятельной, отдельной от наблюдаемого многообразия, сущностью. Нет «чистой» основы, как и нет «чистой» материи, «чистого» пространства. Есть многообразие, имеющее неразличимое, неструктурное количество неразличимых неструктурных свойств и счетное количество счетных, структурно различимых свойств. То есть то, что определено далее, как бесструктурная основа и то, что определено, как структурная надстройка – две стороны одной той же сущности – СРЕДЫ.

Далее возможны два варианта, приводящие, как ни странно, к одному решению.

1. Первым можно просчитать вариант неограниченной структурной многоосновности, что тождественно и отсутствию таковой, и который объясняет устройство мира, как бесконечную лестницу, матрешку объектов, не имеющую ни начала, ни конца.

Безосновная (многоосновная) бесконечная матрешка любого из объектов потенциально допускает возможность взаимопересечений в любых ячейках таких бесконечных структур, более того делает ее практически неизбежной именно в силу бесконечности структур и отсутствия, как следствие, опорной (начальной) точки, что на практике выглядело бы уникальностью любого объекта Вселенной и отсутствием двух хотя бы похожих, в том числе и отсутствием двух, хотя бы похожих, событий в любой локальной последовательности. Вселенная бесконечно сложных объектов была бы тождественна отсутствию структуры вообще, тождественна строгому определению хаоса, о наблюдателях в таких Вселенных или о соответствии такой Вселенной наблюдаемой, говорить не приходится.

Для приведения такой модели (образа)  хоть в какое-то соответствие с действительностью необходимо наделение составляющих ее систем свойством подобия, похожести, структурного сопряжения пусть и бесконечно сложных объектов, что невозможно без формирования понятия уровня, запрещающего структурный произвол взаимодействий, событий и допускающий для них конечный структурный диапазон.

В силу такого определения понятия уровня не могут быть допущены к взаимодействию все структурные ячейки ниже нижнего уровня или выше верхнего уровня, что заведомо исключает допустимость представления доступных к взаимодействию многообразия систем, как на единую систему. То есть множества уровня в принципе не могут быть объектом. Одновременно наличие уровня означает и не наблюдаемость, что адекватно отсутствию, пограничных структур в нем. Это отождествляет понятие уровня с понятием доструктурной основы. Свойства многообразия уровня, в том числе и свойства пространства, им образуемого, предопределяются принципами формирования уровня.

2. Второй вариант противоположен первому.

Он изначально предполагает наличие единой основы мироздания, которая по определению должна быть только бесструктурной. Отсутствие структуры тождественно отсутствию свойств (точнее наличию трансфинитного множества свойств единственного (нулевого в некоторой системе понятий) значения), что тождественно отсутствию взаимодействий, что тождественно отсутствию информации. В силу этого какие-либо дальнейшие рассуждения о бесструктурной основе изначально некорректны. Обратим только внимание, что сама основа в силу своей бесструктурности объектом считаться не может.

Для понятия основы уже не может быть внесено понятие предосновы. Предоснова не отделима в силу неструктурности неразличимых свойств от основы. Такое разделение являлось бы в любом случае структуризацией основы, что противоречит ее определению. Эти понятия оказываются полностью тождественными, в силу чего одно из них излишне.

В этом случае первоструктура не может быть ни чем иным, как приобретением этой бесструктурной основой некоего первосвойства или, что более корректно, переходу от рассмотрения бесструктурных свойств к рассмотрению первого из структурных свойств среды. Философия такого перехода фундаментальна. Ее математическое выражение достаточно тривиально:

0+1=1

Философский смысл, заложенный в основу формулы, гласит - незначащее в сочетании со значащим будет значащим. При этом безразлично, что конкретно понимается под незначащим, что понимается под значащим, это и отражается в математической абстракции.

Применительно к рассматриваемой основе данный принцип означает, что прибавление к несметному числу неструктурных свойств еще одного неструктурного структуры не дает

(0+0=0).

И только существование хотя бы одного, отличного от неструктурных, свойства делает структурным ВСЕ, то есть наличие отличного от неструктурного (1≠0) в любом неструктурном (0) дает структуру (1) и только 1.

Нет и не может быть сред, где наличие структурного свойства (1) в сочетании с неструктурными (0) давало бы что-то еще, кроме структуры (1), к примеру тот же 0.

Данная формула одновременно означает, что, по большому счету, понятия структура, свойства, информация, организованность – в основе своей тождественные

понятия и опираются, в конце концов, на одно и то же.

Данная формула дает ответ и на больной для философии вопрос о свойстве наличествования. Ответ наипростейший - свойство наличествования и свойство структуры - одно и то же. Неструктурное не наличествует, поскольку не может быть выявлено.

И, наконец, любое основание можно принять за точку отсчета, то есть 0.

И, по отношению к нему будет действовать все то же исходное правило:

незначащее в сочетании со значащим будет значащим, то есть

0+1=1.

Следствием является числовой ряд, да и вся математика. Следствием будет и многоструктурность бытия. Следствием будет и существование слоев познания.

Другое написание данной формулы: 0+1=1

или

1-1=0

имеет и другой философский оттенок.

Свойство структуры есть не "прибавление" или "вычитание" чего-то к среде, а есть наделение отличием самих неструктурных свойств в структурные "части", в силу чего они не могут не быть противоположными по свойствам и не могут быть исходными нулевыми.

Это также означает, что любое структурирование осуществляется на взаимокомпенсационной основе, что также означает и обязательную разность, не похожесть и самих структурных частей.

Другими словами заявляется, что Мир наличиствующий или структурный, или обладающий свойствами, или ощутимый (познаваемый), то есть построенный по принципу 0+1=1, может быть таким, только таким и никаким другим. А Мир неструктурный для нас неналичествует.

С физической точки зрения данный философский фундамент зиждется на том факте, что структурное состояние является единственным устойчивым, по сему единственно возможным, состоянием лоренцинвариантной среды. Монофазное, не структурное состояние лоренцинвариантной среды – не устойчивое состояние и сопровождается самопроизвольным фазовым переходом в полифазную, значит - структурную, форму. Отсутствие механизмов внешнего воздействия на среду исключает переход в монофазное состояние, что делает его невозможным.

Безразлично к его конкретной физической интерпретации, отметим вышеуказанную важнейшую особенность первосвойства, впрочем, как и прочих, – оно не должно входить в противоречие с изначальным бесструктурным нейтральным значением. Потому первоструктура должна будет иметь первосвойство с двумя противоположными значениями, которые можно обозначить как +1/-1, принимать эти оба значения, чтобы суммарно получать изначальное нулевое значение. Наличие двух значений (скажем - фаз) материальной основы означает ее структурирование (формирование объектов) с неизбежным умножением свойств и, с учетом выводов первого варианта, достаточно для получения всего наблюдаемого многообразия. Отметим, что само структурирование не есть какой-то «процесс», происходящий в каком-то, наперед заданном, пространстве-времени. Наоборот, сами множественные соотношения, в том числе и такие, как пространственно-временные, являются структурным следствием.

Таким образом, не зависимо от того, считаем ли мы существующей первооснову или нет, любой образ действительности может быть представлен только в виде множества структурно конечных систем.

Следствием структурной конечности сложности любых систем действительности будет достаточно фундаментальное утверждение о их принципиальной познаваемости, то есть утверждение о существовании полного знания о действительности и потенциальной возможности формирования соответствующего полного набора понятий. Любая реальная система имеет конечную структурную сложность и именно в силу этого познаваема.

Вторым следствием настоящего образа будет принципиальное отмежевание философии от всего множества гипотез, так или иначе рассматривающих действительность в качестве единой системы. 

Не зависимо от того, какую идею проповедуют сторонники Вселенной, как Единой Системы, будь то ранее господствующие взгляды «деградации», типа «тепловой смерти», или ныне насаждаемые гипотезы «прогресса», типа Большого Взрыва или самоорганизации - саморазвития, все они пройдут и все они являются неправомерной экстраполяцией, локально вполне конструктивных идей, далеко за область их допустимой применимости.

Другими словами, есть основания утверждать:

- что энтропия Вселенной в достаточно большом объеме нулевая, то есть равноправны процессы и деградации, и прогресса;

- не возможно точно предсказание поведения данной системы объектов за бесконечно большой промежуток времени, но возможно гарантированно указать пределы его изменения. Приобретение полного знания исключает знание абсолютное, то есть знание всех состояний Вселенной. Даже зная «устройство и работу» всех систем Вселенной, мы не сможем предсказать «точное поведение» всего их множества.

Из вышесказанного следует, что все уровни должны быть устроены по одному шаблону.

1.                   Все слои ниже, естественно, не наблюдаемы, не наша физика, что не означает их не существования. Там на много порядков большие плотности, соответственно, локальные энергии. Но, суммарно, все равно ноль. Для каждой системы нижнего слоя наша, даже начальная самая высокая плотность, ничтожна и не влияет на нее. То есть, они самостоятельны, с нашим слоем не взаимодействуют и независимы от него. В каком-то плане их можно считать свернутыми по отношению к нашему слою. Для нас все множество систем нижнего слоя представляется сплошной лоренцинвариантной средой со свойствами доструктурной основы.

2.        Проявление основой, точнее нижним уровнем слоя первосвойства со значением свойств +1/-1, приводит к фазовому разделению среды в то, что раньше звалось веществом и пустотой, потом материей и вакуумом. И вакуум и материя – все та же лоренцинвариантная среда, но в единственно возможном, устойчивом состоянии. Появляется замкнутые фазовые границы, с которыми уже можно связать точку отсчета, с точностью до этой самой границы. Естественно, в сумме обе фазы дают ноль.

3.        Для систем нижнего слоя эта фазовая граница не значима, у них своя физика. Это примерно также, как существование фазовой границы между водой и пузырьком пара, которая вроде бы и есть, но не является непреодолимой преградой для отдельных молекул воды. Соответственно и сама фазовая граница строга не абсолютно, а только с точностью нашего уровня, в ней есть некоторый «шумовой» эффект, шероховатость.

4.        Как любая поверхность раздела фаз, фазовая граница должна быть замкнутой поверхностью. В то время фазовая поверхность должна обладать свойствами самой среды – лоренцинвариантностью, а, вследствие этого, свойством одинаковости свойств каждой из точек этой поверхности в данном множестве, из чего следует обязательное постоянство знака и значения кривизны. Замкнутость фазовой границы предполагает обязательное наделение фазовой локальности конечными ненулевыми инвариантными свойствами.

Постоянство знака и значения кривизны фазовых поверхностей означает возможность ее описание овальными уравнениями, то есть уравнениями второго порядка типа:

∑(Xi)2 – ∑(Xk)2 = 0

Их общее свойство – экстремальность (минимальность) поверхности.

5.                  По причине лоренцинвариантности среды невозможен точечный фазовый переход. Поэтому любая локальность другой фазы, любая фазовая поверхность должны будут обладать заведомо ненулевыми инвариантными свойствами. Более того, одно локальное множество не может отличаться от другого даже на одну точку, поскольку их пересечение позволило бы ее выделить, что вошло бы в противоречие со свойством лоренцинвариантности. Таким образом, равенство между локальностями должно быть строгим, а неравенство – кратным. Другими словами, свойство лоренцинвариантности вакуумоподобной среды обязательно структурирует среду Вселенной по принципу натурального ряда чисел и введет «квантовое правило». Справедливо и обратное утверждение – факт квантования означает факт существования именно среды с именно лоренцинвариантными свойствами.

6.                   Все кратные множества среды уже не могут быть замкнутыми фазовыми состояниями (они уже есть), но будут все тем же квантованием уже составной среды уровня первосвойства. Это будет все то же наделение среды уровня первосвойства вторым свойством все того же значения +1/-1. Это будет квантовое искажение среды уровня первосвойства, подчиняющееся все тому же правилу овальных уравнений (см. выше). Физически это воспринимается как проявление полевых свойств. Сумма все та же - Ноль.

7.                   Кратное квантование потенциально могло бы быть и бесконечным. Однако с ростом кратности квантования растет и диапазон множеств, попадающих под этот кратный квант. Соответственно, падает индивидуальная доля искажения на отдельную локальность. Когда эта доля станет соизмерима или меньше шумового эффекта (см. п.3), то на этом квантование и заканчивается, поскольку все остальные кратные квантования неразличимы на фоне шума (шероховатости).

8.                   Размерность пространства, образуемого настоящей основой, можно считать неопределенной, в том числе и бесконечномерной. Размерность пространства наблюдаемого слоя предопределена размерностью множеств, имеющихся в нем (см. ниже).

9.                   Как каждый шаг квантования, так и все они в сумме все также должны давать ноль. Это – основа всех «теорий развития, деградации» по слою.

10.              По отношению к среде нет даже теоретически ничего внешнего. Поэтому ни о каких внешних воздействиях речи быть не может. Поэтому основное состояние среды – состояние устойчивого равновесия. Потому не может и речи быть о динамике среды, о процессах в среде. Только статика, без времени.

Проверить у системы наличие свойств означает получение информации о системе, то есть взаимодействие с ней. Для этого система должна быть доступна к взаимодействию,  наблюдению. Остановимся на последнем – на условиях наблюдения.

Между общностью множеств бытия и общностью их доступных к наблюдению образов есть неизбежная и существенная разница. Для такого утверждения имеется несколько достаточно веских оснований.

Основание 1.

Наблюдению доступна только действительная часть общности бытия.

Чтобы идентифицировать какой-либо физический (геометрический, информационный) объект (множество), его следует выделить среди прочих и связать с ним координатную систему, приняв какую-то точку объекта за начало координат.

Вариант 1:

если выделены чисто мнимые множества, то ни одно из чисто мнимых множеств принципиально не может быть наблюдаемо, поскольку ни одну точку чисто мнимого множества нельзя принять за начало отсчета ("0" - ноль - действительное число), то есть связать с этим множеством систему отсчета. Пример такого множества: X2 + Y2 + С2 = 0  (С¹0);

Вариант 2:

выделены множества, имеющие одну действительную точку. Они будут наблюдаться как точки действительного пространства. Пример такого множества: X2 + Y2 = 0;

Вариант 3:

если выделено множество, состоящее из действительных точек, то оно будет идентифицировано как пространственный объект с ненулевыми действительными инвариантами (в силу вышеуказанных свойств множеств бытия).  Пример такого множества: X2 + Y2 - С2 = 0 (С¹0);

Таким образом, наблюдаемые множества могут быть только действительными объектами со свойствами дифференцируемых действительных множеств не особых, невыделенных между собой точек, имеющих ненулевые инварианты.

Пространство слоя есть шестимерное гиперболическое пространство с четырьмя пространственноподобными ординатами и двумя времениподобными.

2.1. Идея доказательства:

2.1.1. Физическое пространство Вселенной есть пространство овальных кривых – следствие наличия фазовых границ.

2.1.2. Множества фазовых поверхностей обладают те ми же свойствами, что и другие множества основы – свойством Лоренц-инвариантности.

2.1.3. Число характеристических уравнений пространства овальных кривых с действительными решениями при отсутствии выделенных (особых) подпространств конечно:

2.1.3.1. (X1)2 – (X2)2 = 0

2.1.3.2. (X1)2 – (X2)2 + (X3)2 = 0

2.1.3.3. (X1)2 – (X2)2 – (X3)2 + (X4)2 = 0

2.1.3.4. (X1)2 – (X2)2 + (X3)2 + (X4)2 = 0

2.1.3.5. (X1)2 – (X2)2 – (X3)2 + (X4)2 + (X5)2 = 0

2.1.3.6. (X1)2 – (X2)2 + (X3)2 + (X4)2 + (X5)2 = 0

2.1.3.7. (X1)2 – (X2)2 – (X3)2 + (X4)2 + (X5)2 + (X6)2 = 0

Основание 2.

Базис общности множеств бытия должен иметь скрытые координаты.

Изначально любое множество общности обладает свойствами гладкости, неразрывности и замкнутости (хотя бы на бесконечности) в силу чего геометрия общности не может быть евклидовой. Поэтому исходить следует из геометрической кривизны общности множеств бытия. Кривизна же геометрии бытия подразумевает такую обязательную координату, как радиус кривизны (центр кривизны), безразлично, действительного или мнимого значения. Причем эта координата для каждой данной точки общности множеств бытия есть константа (0 < С ). Одновременно ненулевое значение функции по одному из аргументов (одной из координат) при точном соблюдении равенства в характеристическом уравнении требует ненулевого (противоположного по знаку) значения по крайней мере еще от одного аргумента (еще одной координаты). Поскольку процесс приема (передачи) сигнала предполагает точку начала отсчета, с которой можно совместить нулевое деление той или иной системы координат, любому материальному телу, принятому за точку (тело) отсчета мы должны были бы приписать нулевые значения всех координат (0;…). Если же фактически мы получаем, что какой-то базис принципиально не может быть нулевым - (0;…С;-С), то это и означает, что сигнал именно по этой ординате не может быть принят (передан) между любым из общностей множеств бытия, что нулевая точка отсчета лежит вне материальных тел (наблюдаемых множеств бытия) и для любого тела отсчета эти две ординаты измеряемы (наблюдаемы) только косвенно, не непосредственно. На пример, любая точка на поверхности Земли, кроме географических координат – широты и долготы - неявно предполагает такую обязательную координату, как Диаметр Земли, либо координаты ее центра и нигде на поверхности Земли эта координата принципиально не может быть равна нулю (0). Эта третья координата (вместе с уравнением преобразования) и отличает принципиально сферическую, да и любую другую кривую поверхность от плоскости, в прочем отличает и любые две сферические поверхности, на пример, Земля и футбольный мяч, хотя в последнем случае различия чисто числовые. Для любого наблюдателя на криволинейной поверхности игнорирование такой косвенно наблюдаемой координаты, как радиус кривизны, чреват при достаточно масштабных измерениях серьезными ошибками.

Поскольку овальные уравнения, описывающие фазовые границы, характеризуются по крайней мере одним заведомо ненулевым, в силу лоренцинвариантности среды, координатным параметром, как радиус кривизны (действительный или мнимый), а само уравнение рано нулю, то в нем должен быть еще по крайней мере один ненулевой координатный параметр, квадрат которого имеет противоположный знак. Оба этих параметра должны быть не наблюдаемы (набор значений точки привязки - 0…0;+С;-С).

Не следует приписывать числу каких-то особых свойств, но следует показывать, когда и почему, вследствие чего эти числовые свойства появляются и никак не наоборот.

Таким образом, наблюдаемым будет только четырехмерное пространство сигнатуры ---+ или +++-, что соответствует пространству событий Эйнштейна. Здесь ничего нового, если не считать того, что базис не задан априорно, а выведен, как следствие свойств среды.

Из них следует:

2.2. Тип скрытых размерностей  (X1)2 - (X2)2 = 0

2.3. Конечное число типов массивных фермионов  - 3 типа.

2.4. Конечное число типов безмассовых бозонов, то есть конечное число типов фундаментальных полей - 4 типа. Суперпозиция множества локальных источников разных полей может создать лишь четыре суммарных поля. Все структурно конечно.

Потенциально любая система, к примеру, тот же атом водорода, имеет бесконечное число возможных состояний. В действительности это число всегда конечно и ограниченно уровнем шумовой флуктуации окружающей среды. Поясняю:

на Солнце, где протонов и электронов хватает не на один атом водорода, тем не менее их почти нет. Состояние среды таково, что ни одно из возможных состояний атома водорода, кроме полностью ионизированного, фактически отдельно протон и отдельно электрон, не реализуемо. На Земле иное состояние среды и иное состояние водородных атомов. Они есть, но их тоже не много. Абсолютное большинство находятся в связанном состоянии в системах большего уровня - молекулах водорода, воды и т.д.

Глобально, по отношению ко всему наблюдаемому пространству есть понятие "реликтового" излучения с температурой около 3-4 К, что делает конечным спектр состояний любой наблюдаемой системы. Потому "бесконечный и направленный прогресс" конечен для любой физической системы и всегда заканчивается сменой направления. Глобальной "стрелы эволюции" нет.

Вопрос эволюции систем тесно связан с тремя параметрами:

- окружающей средой

- внутренней средой

- текущей фазой объединяющего взаимодействия.

Любая среда - тоже открытое локальное множество систем. На любую локальную частную систему действуют состояния остального множества, в первую очередь состояния тех сверхсистем, в которые данная система входит. К примеру, на Землю действуют состояния:

- солнечной системы, в первую очередь самого Солнца;

- состояния галактики Млечный Путь;

- состояния скопления галактик, куда входит млечный путь;

-состояние сверхскопления, в которое входит местное скопление галактик.

Это приводит к тому, что помимо самих земных процессов, ее среды, к примеру, гравитационной дифференциации вещества есть и внешняя среда, и система «Земля» оказывается подверженной достаточно многочисленным, в том числе и длиннопериодическим колебаниям. В силу этого строго говоря понятие равновесия с окружающей средой для планеты Земля, впрочем, как и для любой другой физической системы, никогда не было и никогда не будет. Даже без учета собственных процессов Земля должна, в строгом соответствии с законами термодинамики, стремиться к состоянию устойчивого равновесия с окружающей средой и все время подстраиваться под изменения этой среды, то есть эволюционировать. Обращаю внимание, нет никакого "изначального свойства или стремления материи" к эволюции, есть лишь неизбежное, постепенное и закономерное изменение внешней среды и столь же неизбежные термодинамические переходы системы к состоянию максимально близкого равновесия со средой. Причем диапазон возможных изменений состояния системы целиком и полностью предопределяется диапазоном изменений внешней и внутренней сред.

Квантовые процессы - переходы в микрообъектах и есть то, что для макрообъекта в целом тот же Ровинский характеризуют как "постепенное течение эволюции". Для любого микрообъекта это случайное непредсказуемое явление. Для макросистемы это постепенное статистическое накопление этих случайностей, приводящее к закономерным макро следствиям. Водород на солнце потихоньку превращается в гелий. Это - чисто квантовый эффект, но он потихоньку приводит к изменениям внутренней среды Солнца. А это приводит к изменению состояния солнца как системы.

Объединяющее взаимодействие всегда стоячая волна (иначе о системе, как таковой, и речи быть не могло бы). Природа волны безразлична - любое из фундаментальных взаимодействий, в реальности – всегда их комбинация. Стоячая волна всегда характеризуется определенным набором конкретных параметров, в том числе и гармониками. Чем выше уровень системы – тем ниже уровень объединяющего воздействия, ниже его энергия, сильнее влияние внешних и внутренних шумовых эффектов. Выше свехскоплений галактик величина объединяющего взаимодействия становится уже меньше шумового воздействия внешнего фона (реликтовое излучение) и системы не образуются. Для самих сверхскоплений нет внешних сверхсистем, соответственно нет внешних более длиннопериодических колебаний. То есть сверхсистемы находятся в среде, которую с большой долей уверенности можно считать однородной средой с уровнем шума, соизмеримым с уровнем связи в системе. Поэтому, если сверхсистема и образуется, то единственным ее состоянием будет состояние перехода в режим устойчивого равновесия со средой при высокой вероятности ее развала внутренними и внешними шумовыми воздействиями. Здесь – вся «эволюция» сверхсистемы.

А на такую систему, как протон любое из реальных внешних воздействий - шумов не сравнимо мало с энергией объединяющего сильного взаимодействия и практически воздействия не оказывает. Он потому и считается почти вечным. И атомы потому же долго считали не делимыми, а спектры их переходов между состояниями являются эталонами стабильности.

По этой же причине к протонам или атомам применять понятие эволюции смешно.  Ровинский просто не понимает физические причины эволюции, там где применение этого понятия правомочно. Они не в "изначальном стремлении" материи, а в изменяемости внешней и внутренних сред, о существовании которых он как бы не знает и на которые вообще не обращает внимание.

Жизнь и ее разумная форма – тоже лишь одно из возможных состояний материи, закономерно возникающей в соответствующих условиях соответствующей среды. На Солнце материи хватает не на один миллион Земель. И что? Есть там хоть один таракан? Нет. А там такая же материя с таким же "изначальным стремлением".

Нет, жизнь возникает в условиях среды типа земной и прекратится с изменением этих условий.

Нельзя, прикрываясь «естественнонаучностью», опираясь лишь на результаты исследования последовательности состояний некоторых высокомолекулярных систем, «лепить» полученные эмпирические обобщения всему и всем, делать из них неправомерные глобальные выводы.

Hosted by uCoz