Что есть Жизнь? - два мнения

В моей работе "Код. Жизнь. Вселенная. (Теории и гипотезы)", размещённой на сайте http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/6018.html, наряду с рассмотрением иных проблем, дано определение Жизни. Позже на сайте http://new-idea.narod.ru/gizn.htm появились критические замечания Станислава Ивановича Кравченко по поводу данного определения, и предложено другое, его собственное определение. Возникла необходимость сопоставления и оценки разных определений.

Напомню - для выработки определения Жизни мне пришлось перед тем изменить привычное представление об информации, органически связать её с кодированием. Я предложил разделить прежнюю категорию информации надвое - на (незакодированные) сведения или данные и на собственно (закодированную) информацию. Были введены следующие формулировки.

Данные (или сведения) представляют собой отражение характеристик реальных объектов.

Информацией является закодированное обозначение реальных или воображаемых объектов или их характеристик.

Кодированием, т.е. превращением данных в информацию, является установление (системой кодирования-декодирования) определённого соответствия, из ряда возможных, между данными и их закодированными обозначениями.

Без такого изменения представлений об информации не удалось бы отделить формирование живого организма, например, от роста кристалла соли в пересыщенном растворе. Характерно, что новые формулировки затрагивают только теоретиков и не касаются практиков информационных отраслей, так как последние работают именно с закодированной информацией.

На основе изменённого определения информации, мной предложено следующее разграничение миров живой и неживой материи.

Самое неприятное – когда дилетант навязывает полемику. Вместо того, чтобы просто заглянуть в словарь и уяснить для себя смысл употребляемых им терминов, дилетант начинает диктовать всем и вся свой образ мышления, безоговорочно считая себя истиной в последней инстанции. То, что я, Кравченко Станислав, в своей публикации «Что есть Жизнь?» и словом не обмолвился в отношении информационно-кодовых воззрений господина Барбараш, вовсе не означает, что все, написанное им, соответствует действительности. В его публикации море ошибок, в том числе и терминологического плана, и рассматривать под микроскопом каждую из них не хватит остатка жизни.

Но, раз публика просит, придется объясниться.

Итак, код – под этим обычно понимают совокупность неких обозначений, к примеру, знаков, символов, предметов, звуков, визуальных сигналов и так далее, соответствующих некоему определенному понятию. Упорядоченная совокупность кодов образует язык.

Поэтому единственной не кодированной «информацией» сам оригинал понятия. Любое его обозначение есть код. Любые «Данные (или сведения) представляют собой отражение характеристик реальных объектов» в любом представлении тоже есть код. Не «кодом» являются только сами реальные объекты. Если Барбарашу где-то вдолбили, что кодом является только результат работы шифровальщика, то этот разговорный штамп к науке никакого отношения не имеет. Поэтому определение: «Информацией является закодированное обозначение реальных или воображаемых объектов или их характеристик» есть не определение «информации», как таковой, а тавтологическое определение кода, в смысле: код «является закодированным обозначением». Барбараш не понимает, что «незакодированных обозначений» не бывает.

Под кодированием или декодированием понимается преобразование последовательности обозначений понятий одного языка в последовательность обозначений тех же понятий другого языка. Все это имеет некоторое отношение к понятиям кода, языка, сигнала, но не информации. Под информацией понимают реструктуризацию контекста информационными системами. Жаль, что Барбараш не занят этим.

Жизнь является формой существования материи, отличающейся информационным способом формирования сходных структур, с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения.

Критиковать вывод без рассмотрения процедуры его вывода бессмысленно, потому – без комментариев.

 

Объекты интересующей нас категории можно определять (т.е. выделить из совокупности разных объектов) двумя способами:

а) путём исчерпывающего перечисления их характерных особенностей или

б) путём выявления границы между категориями.

Названию главы "Что есть Жизнь?" (моей книги) не противоречил бы ни один, ни другой подход. Реально же определялась именно граница между живой и неживой материей, потому что первый вариант (перечисление особенностей живой материи) чрезвычайно труден. Так, вопреки существованию подробного энциклопедического перечня свойств Живого, мной было выявлено ещё одно (и едва ли не самое важное!) свойство Живой материи - её способность изменять вероятности событий в свою пользу.

Вот так, втихую читателю «вешают лапшу на уши». Изменить вероятность события в свою пользу – это надо быть больше, чем Богом, поскольку утверждение подразумевает некую операцию над событием. Естественно, автор из скромности умалчивает, каким образом эту способность изменять событие он выявил, равно, как и что Жизнь меняет в событии. Это в традициях гениев «вопреки».

Эта способность возникает уже в самом примитивном подобии клеток (вероятность однотипных химических процессов внутри оболочки оказывается выше, чем в окружающей среде) и достигает наивысшего проявления в действиях человека. Нет гарантии, что в будущем не обнаружатся другие уникальные свойства Живого.

Ларчик, как всегда, открывается просто: классическое наблюдение, что в одной среде идут одни химические реакции, а в другой среде, отделенной, к примеру, полупроницаемой мембраной, идут другие реакции – это и выдается за новое свойство именно Живого. Тогда действительно, и ионный фильтр – Живое и «Нет гарантии, что в будущем не обнаружатся другие уникальные свойства Живого». Но при чем здесь «способность изменять вероятности событий в свою пользу»?

Но и второй путь - определение границы между Живым и неживым - тоже наталкивается на трудности, так как организмы могут передавать неживой материи некоторые свои свойства, не переводя её, однако, в категорию живой материи, т.е. не наделяя способностью "формировать информационным способом сходные структуры, с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения". Передача свойств от Живого к неживой материи особенно ярко проявляется при создании нами кибернетических устройств. Это заставило меня ввести понятие о промежуточной категории, о так называемой преобразованной материи, которая не является живой, но имеет отдельные свойства Живого.

С некоторым сожалением придется отметить, что не «преобразованной материи» не существует. Нет материи на уровне молекулярных систем не «формирующих информационным способом сходные структуры, с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения». Возьмем, к примеру, простейшую молекулу водорода – Н2. Разве она не сформирована  электромагнитным взаимодействием, имеющим некоторые реальные характеристики, то есть данные, то есть, в понимании Барбараш – информацию, двух атомов водорода? Разве не тождественны молекулы водорода? Разве их спектры излучения-поглощения не тождественны? Разве нет цепных реакций, скажем – горение пороха, где «информация» о «формировании структуры» идет от одного макропакета молекул к другой? Скажу больше, нет взаимодействий без конкретных характеристик, без «информации». Все «критерии» Барбараш самым замечательным способом наблюдаются и в неживой природе. Все, что он тут «определил» можно запросто найти даже в замерзании или таянии воды, практически в любом динамическом процессе, не связанном с ядерными реакциями.

С. Кравченко правильно отмечает, что по составляющим атомам и молекулам живой организм и его мёртвое тело, практически, неотличимы. Потому-то я и определяю границы живой материи не в произвольный момент существования организма, а в наиболее характерный период Жизни - во время "формирования сходных (однако, не одинаковых - как хочет приписать мне С. Кравченко) структур"!

С. Кравченко правильно отмечает, что различие между Живым и неживым возникает не на уровне отдельных атомов и молекул, а на более высоком, системном уровне. До этой точки я согласен со Станиславом Ивановичем. Но дальше возникает расхождение. С моей точки зрения, свойства Живого начинают проявляться в системе, которая "информационным способом формирует сходные структуры, передавая им информацию молекулярного уровня для дальнейшего воспроизведения". Я не говорю, что такой системой обязательно является организм. Возможно, будущие исследователи захотят с высокой точностью определить момент перехода от неживого к живому, и неожиданно выяснят, что самой ранней стадией является макромолекулярная система, которую трудно назвать организмом (как мы не называем организмом, скажем, вирус). Зачем априори отвергать подобную возможность?

А вот С. Кравченко настаивает, что жизнь начинает проявляться только в организме, при чём уникальность свойств Живого заключаются в способности организмов к обратимому самоизменению.

Согласиться с такой точкой зрения невозможно. При таком подходе несколько классов явно неживых объектов – роботы, разные автоматически работающие механизмы и химические катализаторы – приходится считать живыми. По современным представлениям, действие неорганических катализаторов (как и биологических ферментов) заключается в том, что молекула катализатора присоединяется к реагенту, изменяет свою конфигурацию, облегчая этим вступление реагента в рассматриваемую реакцию, а затем отсоединяется от него и возвращается к исходной конфигурации, пока ни встретит следующую непрореагировавшую молекулу. Эти действия можно с полной строгостью назвать обратимым самоизменением.

С. Кравченко много чего правильно отмечает, хотя и не бравирует этим. С замечанием Анатолия Никифоровича можно было бы согласиться, если бы молекула катализатора «сама» присоединялась к реагенту, изменение должно быть не только обратимым, но и «само», мелочь, на которые внимания Барбараш не обратил.

Не сделал он должных выводов из его первой публикации. Труп организма, особенно свежий, в буквальном смысле слова «информационно» тождественен живому организму. Все отличие – один живой, второй – уже мертв. Более того, это - взаимно обратимые состояния, существуют методики реанимации, ухода от клинической смерти. И то, что эта обратимость временна и показывает, в чем принципиальная разница. Если необратимые реакции в трупе превысят некоторый предел, реанимировать уже не удается. Вся разница – в необратимых реакциях. И «передача на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения» здесь совершенно не при чем. Из трупа мамонта, пролежавшего в вечной мерзлоте десяток тысяч лет, ну уж явно не живого, извлекают ДНК и собираются возрождать животное. Как-то это не вяжется с определением живого от Барбараш. А некоторые, весьма высокоорганизованные организмы, те же мулы, не совершают «передачу на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения», не имеют потомство. Они, что, не живые?

Даже обыкновенный автомобиль с обратимо самоизменяющимися положениями поршней и клапанов, с точки зрения Станислава Ивановича, попадает в категорию живых организмов. И наоборот - растения, грибы и вирусы становятся неживыми, потому что они не демонстрируют обратимых самоизменений.

Что-то не встречаются самосборные, саморемонтирующиеся, самозаправляющиеся автомобили, да и роботы тоже. Встретится, соглашусь – живой. А вот вирус, наоборот, всеми этими характеристиками обладает в полной мере. Жизнь – это системное понятие, с этим и Барбараш согласен, только выводов из этого не делает, и, чем больше функций своего восстановления система выполняет сама – тем больше она живая. Принципиальное отличие живой системы от не живой не в элементном составе, не в том, из чего она собрана, на «биомолекулах» или «в железе», а в ее функционировании именно как системы, то есть какие изменения имеют место быть с системой, только необратимые, характерные для неживого или эти необратимые изменения компенсируются обратимыми. Жизнь – не элементное, а системное, то есть функциональное понятие.

С. Кравченко не принял мою мысль о существовании, кроме живой и неживой, также промежуточной („преобразованной”) формы материи, что заведомо ставит его определение Живого в проигрышное положение. На примере объектов промежуточного характера можно показать противоречивость любого чисто дихатомического (двоичного) деления объектов на живые и неживые. Ведь не только мёртвые тела, но и длинный перечень других объектов (прежде всего – кибернетических устройств), явно не относящихся к живым организмам, имеет отдельные свойства Живого. Во всех этих случаях необычные „живые” свойства приходят в мир неживой материи именно от живой материи, особенно часто – от разумных существ.

С. Кравченко как раз ее понял и согласился, что свойства живого – системные свойства и по некоторым функциональным признакам некоторые системы имеют отдельные признаки живого, то есть имеют частичные признаки как обратимости, так и обновления. Только настоящая Жизнь все это делает, пусть и не совсем успешно, сама. Собственно Жизнь – это Машина Времени для системы. Сколько система обратимо самообновляется, столько она живет.

Логично ожидать, что главным отличительным признаком живой материи окажется свойство, которое труднее всего имитировать, т.е. труднее всего реализовывать средствами неживой материи. "Обратимое самоизменение" имитировать вообще не нужно - оно уже существует в катализаторах, оно и без дополнительных забот (без имитации) широко распространилось в технических изделиях.

Скорблю, но пока не встречается в технике обратимого самоизменения. Когда сымитируете – Вы создадите искусственную Жизнь.

Принципиально труднее задача имитации "информационного способа формирования сходных структур с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения", или иначе - задача зарождения и развития организмов без помощи живой материи.

Мы не только не умеем делать это сегодня, но даже приблизительно не знаем, когда сумеем, и сумеем ли вообще. Поэтому есть веские основания считать, что именно "информационный способ формирования сходных структур" и является определяющим признаком Живого.

А вот это уже давно и запросто. Любой технический чертеж – «информационный способ формирования сходных структур с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения». В чертежах есть «информация» для воспроизведения, мы, наоборот, клянем наше производство за тотальное однообразие. Поскольку ядерная промышленность – достаточно узкая отрасль, некоторые специфические технологии которой можно как бы проигнорировать, то все «воспроизводится» именно на молекулярном уровне. По крайней мере, вся химия – на 100% информационный способ формирования сходных структур с передачей им, производственникам, на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения.

Определение некорректно.

Про «живую материю» читайте в http://new-idea.narod.ru/gizn.htm.

Мы не только не умеем делать это сегодня, но даже приблизительно не знаем, когда сумеем, и сумеем ли вообще. Поэтому есть веские основания считать, что именно "информационный способ формирования сходных структур" и является определяющим признаком Живого.

Как правило, каждый учёный - яркая индивидуальность с собственными нюансами мировоззрения. В то же время, принятие нового определения некоторых базовых категорий естествознания требует определённого сходства взглядов таких индивидуальностей. Поэтому, предлагая что-то новое, следует заранее ожидать противодействие. Остаётся лишь как можно понятнее изложить свои взгляды, и надеяться на перевес их сторонников.

Есть подозрение, что «принятие нового определения некоторых базовых категорий естествознания» в формулировке Анатолия Никифоровича спешить не следует, какой бы яркой индивидуальностью он не был. Это – не противодействие, это предложение подумать. Вопрос не в Кравченко, а в его аргументах.

Таким образом, я не согласен с определением Живого по предложенному Станиславом Кравченко критерию "обратимого самоизменения". Полагаю необходимым сохранить моё определение Жизни по признаку информационного формирования сходных структур, с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения (и помнить, что в таком определении информация неразрывно связана с кодированием).

Если же когда-то удастся искусственно создать "информационный способ формирования сходных структур с передачей им на молекулярном уровне информации для дальнейшего воспроизведения", то наступит время говорить об искусственно созданной жизни.

               

Анатолий Барбараш

 

Станислав Кравченко

Hosted by uCoz